Меню
Назад » »

Герой Отечественной войны 1812 года генерал А.А. Карпов на Боровской земле

  • 325 Просмотров

Полный вариант,
сокращенный вариант
опубликован в газете
«Боровскъ — сердце мое»,
№ 2, 7 сентября 2017 г.

Пожар 1837 года в Зимнем дворце Санкт-Петербурга был небывалым. Огнем были начисто уничтожены великолепные интерьеры, потеряны многочисленные произведения искусства, рукописи и хроники. Однако ни одна картина Военной галереи Зимнего дворца не пострадала. Все портреты русских генералов, участников Отечественной войне 1812 года, были спасены солдатами Дворцовой роты, самоотверженно вынесшими их из огня. Среди полотен был и портрет Георгиевского кавалера генерал-лейтенанта Аким Акимовича Карпова. В ряду многочисленных военных заслуг генерала Карпова есть одна очень значимая для Боровска. В условиях другого пожара, когда в октябре 1812 года отступавшими войсками Наполеона I был подожжен Боровск, полки генерала Карпова ворвались в город и не только разогнали солдат-поджигателей, но и полностью очистили его от неприятеля. К сожалению, в Боровске этот подвиг Донских казаков, как и само имя генерала Карпова, малоизвестны. В канун приближающейся 205-й годовщины событий Отечественной войны 1812 года на Боровской земле хотелось бы напомнить отдельные вехи боевого пути героя-казака Акима Акимовича Карпова и события в которых он участвовал.


Пожар в Зимнем дворце в 1837 году. Художник Борис Грин, 1838 г.

Аким Акимович Карпов: от казака до генерал-майора

Аким Акимович Карпов родился в 1762 году на земле Войска Донского в слободе Дячкино. В настоящее время это Тарасовский район Ростовской области. Происходил он из «штаб-офицерских Войска Донского детей», образование получил домашнее. На службу был записан казаком в 1778 году.

Боевое крещение Карпов получил в Донском казачьем полку М. И. Платова, в рядах которого состоял с 1782 по 1786 год. Участвовал в военных экспедициях за реку Кубань и в Чечню. В 1783 году получил чин полкового есаула, через четыре года — армейского поручика. После четырёх лет службы на Северном Кавказе некоторое время исполнял обязанности сыскного начальника. Обязанности сыскного начальства были широки: контроль деятельности станичных властей, отслеживание послужных списков, разбор жалоб и крупных исков, наблюдение за сохранностью почтовых трактов и мостов, взыскивание пошлин по торговле.

В 1787 году Акиму Карпову поручили формирование первых в Донском казачьем войске рот конной артиллерии и обучение их. В ноябре 1799 года он производится в полковники. С созданной им казачьей артиллерией в 1801 году участвовал в походе донского казачества в Индию (так называемый поход к Оренбургу). Для казачьих полков Дона и Карповских конно-артиллерийских полков этот дальний степной поход стал серьёзным экзаменом на воинскую зрелость.

После этого донской артиллерист полковник А. А. Карпов два года, с 1804 по 1805, снова проводит на Северном Кавказе, воюя там с «немирными» горцами, постоянно проверявшими на прочность пограничную укреплённую линию.


Портрет Акима Акимовича Карпова. Изображен в генеральском казачьем мундире образца 1814 г. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург). Художник Дж.Доу, 1822-1827

Затем последовало участие в Русско-турецкой войне 1806-1812 годов. Карпов побывал в огне почти всех её сражений, неизменно демонстрируя мужество и «примерную доблесть». На той войне он и выдвинулся в числе наиболее успешно действующих военачальников Войска Донского, получив генеральские эполеты.

В 1807 году Карпов отличился в сражении под Журжей (пожалован орден Святого Владимира 4-й степени с бантом). В действиях против турок на территории Сербии «в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении против турецких войск» награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. На берегах Дуная казачья артиллерия отличилась при взятии вражеских приречных укреплений Малайницы и Субик, удачным пушечным огнём истребив на водах Дуная несколько крупных судов неприятеля.

В 1808 году Карпов опять не раз отличился: участвовал в сражении под Браиловым, взятии Гирсова и Кюстенджи. Награждается Золотым оружием — саблей с надписью «За храбрость». За подвиг на поле битвы под Рассеватом Аким Акимович Карпов награждается генерал-майорским чином. Затем следует сражение под Татарицей, за которое ему вручается орден Святого Владимира 3-й степени.

В 1810 году казачий генерал участвует во взятии крепостей Силистрия и Рущук, при блокаде Шумлы, в Батинском сражении. В 1811 году он вновь отличился за Дунаем, на болгарской земле, «в движении к Балканам». В том начавшемся походе к Балканским горам казачья конница шла в авангарде армейских сил.

С началом Отечественной войны 1812 года генерал-майор А. А. Карпов командует отдельным казачьим отрядом во 2-й Западной армии, имея одновременно и свой полк, носивший его имя. Заметим, что так как в казачьих частях было много людей, носивших одинаковые фамилии, то было принято именовать и самих командиров, и их полки с добавлением цифры: Иловайский 5-й, Иловайский 10-й, Греков-21-й. Полк, которым командовал Аким Акимович именовался Донской казачий генерал-майора А.А. Карпова 2‑го полк.

В сражении на Бородинском поле Карпов командовал отдельным казачьим отрядом из восьми донских полков при 12 орудиях. Его отряд прикрывал левое крыло армии от наступавшего польского корпуса Понятовского.

После оставления Москвы состоял в арьергарде генерала от инфантерии М.А. Милорадовича, сражался при деревни Бирюлёве. В сентябре состоял в летучем отряде генерал-майора И.С. Дорохова, участвовал в набеге на Можайскую дорогу. Очень удачно со своим отрядом Карпов действовал в арьергардных боях при отходе армии Кутузова от Москвы. Отличился 18 октября в бою при Виньково, в результате которого было остановлено всякое дальнейшее продвижение неприятеля по Старой калужской дороге.

На Боровской земле

Совсем не гостеприимно принял Боровский край генерала Карпова в первое знакомство. В сентябре 1812 года четыре его казака, следовавшие из Белоруссии со стадом полкового скота, в Боровском уезде были схвачены крестьянами. Когда же генерал Карпов послал двух урядников и пять казаков для разъяснения ошибки, они также были задержаны местными жителями. Предпринятое, по указанию калужского губернатора, расследование не дало никаких результатов: казаки бесследно исчезли вместе с полковым скотом.

В следующий раз Аким Акимович оказался на Боровской земле в сражении у села Тарутино. В этом бою, состоявшимся 18 октября 1812 года (здесь и далее даты приводятся по новому стилю. – С.Г.), генерал-майор Карпов командовал бригадой Донских казачьих полков. Боевой наградой ему стал орден Святой Анны высшей I степени с алмазами. В наградном представлении Карпова сказано: «Находясь на левом фланге с тремя казачьими полками, не позволил неприятелю ничем воспользоваться и несколько раз отражал его наступление с большим уроном».

Третьему посещению Боровского уезда генерал Карпов обязан Матвею Ивановичу Платову. Сразу после Малоярославецкого сражения генерал от кавалерии Платов, прикрывавший левый фланг русской армии, получил распоряжение от Кутузова «сделать поиск в тыл неприятелю». Собственных сил у Платова не хватало, и 25 октября он попросил Кутузова «прислать ко мне еще полки из находящихся в арьергарде армии под командой генерал-майора Карпова состоящих».

Дело в том, что Платов еще в ночь на 25 октября отрядил несколько отрядов в тыл неприятелю. Первый отряд в составе четырех полков под командованием генерал-майора Д. Е. Кутейникова совершил удачный рейд в боровскую деревню Колодези. В итоге у неприятеля была отбита часть обоза с награбленным и взяты в плен офицеры и солдаты.

Итог рейда другого отряда под командованием генерал-майора А. В. Иловайского – нападение на парк французской гвардейской артиллерии под Городней, а заодно и на свиту Наполеона, широко известен. Незначительность отбитых трофеев с лихвой компенсировалось психологическим эффектом, произведенным и на самого императора, и на его окружение.


Карта расположения армий 16 октября 1812 г., фрагмент местности вокруг Боровска. А. Михайловский-Данилевский, Описание Отечественной войны 1812 г., часть III, планы и карты, № 64, 1839

Генерал Карпов с семью полками, после прибытия в Боровский уезд, выставил аванпосты, выслал разведывательные «партии» и в итоге стал контролировать все передвижения французов между Малоярославцем и Боровском.

Доклады генерала Карпова о состоянии неприятеля оказались чрезвычайно важными для командования нашей армии.

Уже 26 октября Аким Акимович рапортом привел сведения о том, «что неприятельские обозы возвращаются от Малого Ярославца к Боровску». Следующий рапорт Карпова содержал сведения о подрыве самими французами «по дороге в верстах в 6-ти к Боровску» зарядных ящиков, что подтвердило не только начало отступления неприятеля, но и говорило о его поспешности.

26 октября 1812 года Наполеон в боровской деревне Городне принял решение об отступлении к Вязьме. В числе указаний, уточняющих действия арьергарда маршала Даву, императором было отдано еще одно, без преувеличения варварское: «Идти весь день за Русским арьергардом, а вечером, в 10 часов, следуя общему отступательному движению армии, возвратиться к ней через Боровск и Верею, истребляя дорогой все, что можно».

Затем император последовал на ночевку в Боровск, отдал в нем еще ряд распоряжений войскам и покинул город утром 27 октября.

Дом купца Большакова в Боровске долгие годы имел на фасаде специальную табличку с указанием на ней факта пребывания Наполеона в Боровске.


Дом купцов Большаковых-Писаревых («Дом Наполеона»). Вторая пол. ХVIII в. Боровск, ул. Ленина, 12. Фото сер. ХХ в.

Сразу после убытия из Боровска Наполеона, солдаты маршала Даву приступили к поджогу города. А деревни между Малоярославцем и Боровском стали уничтожаться еще раньше.

«Мы снова отошли к Боровску, – вспоминал Генрих Роос, полковой врач вюртембергской кавалерии армии Наполеона. – Всюду говорили, что дана была битва; Наполеон не может проникнуть в богатые хлебом губернии, армия возвращается по дороге, по которой она пришла, – и эти слухи скоро подтвердились. При ужасающем шуме, грохоте и треске, среди пламени и облаков дыма армия вернулась в Боровск. Отдан был приказ поджечь и отдать в жертву пламени все, что будет оставлено на месте. Деревни от Малоярославца до нас уже горели; фуры со снарядами, которые не могли повернуться или следовать за армией, были взорваны, вызывая громовые сотрясения. Столь романтично и красиво расположенный Боровск быстро предан был огню прибывшими, которые принялись за дело с бешенством. Я видел, как на высотах, где стояли лучшие постройки этого города, огонь переносили из дома в дом, и построенные в большинстве случаев из дерева дома быстро вспыхивали».

Не все в армии Наполеона поддерживали такие действия. Характерно, к примеру, воспоминание инженера-географа капитана Эжена Лабома, служившего в штабе 4-го корпуса принца Евгения Богарне: «В ночь на 26-е октября мы подошли к Уваровскому и были удивлены, увидав село все в огне. Мы захотели узнать причину этого. Нам сказали, что был отдан приказ сжигать все находившееся на нашей дороге. В этом селе был деревянный дом, напоминавший по своей величине и великолепию самые красивые дворцы Италии. Богатство его отделки и меблировка соответствовали красоте его архитектуры. Там можно было найти картины лучших художников, очень дорогие канделябры, и массу хрустальных люстр, благодаря которым дом во время полного освещения получал волшебный вид. Но все эти богатства не пощадили, и мы узнали на следующий день, что наши солдаты не захотели просто поджечь дом, находя этот способ чересчур медленным, а предпочли подложить в нижний этаж бомбы с порохом и взорвали его. Теперь мы видели горящими все села, в домах которых несколько дней тому назад отдыхали. Их теплый еще пепел, разносимый ветром, прикрывал трупы солдат и крестьян, повсюду валялись трупы детей с перерезанными горлами, лежали трупы девушек, убитых на том же самом месте, где их изнасиловали».


На подступах к Боровску 26 октября 1812 г. Художник Х. Фабер-дю-Фор, в 1812 году лейтенант, служил в 25-й пехотной дивизии Великой армии, впоследствии генерал-майор, 1830

Капитан Королевского корпуса инженеров-географов Эжен-Лабом в своих воспоминаниях так вспоминает горящий Боровск: «Мы миновали Боровск, оставшийся от нас вправо и сделавшийся также жертвой пламени, и направились к Протве с надеждой отыскать брод для переправы артиллерии. Мы нашли таковой выше города, и хотя он был очень неудобен, но все наши войска должны были пройти через него. Много повозок завязло в реке и так загородило переход, что пришлось искать нового брода. Сделав рекогносцировку, я узнал, что Боровский мост еще существует, благодаря чему получалось большое облегчение при переправе багажа армии. Сейчас же тринадцатая дивизия, шедшая во главе войска, получила от принца приказ возвращаться и вслед за ней двинулись наши корпуса, найдя благодаря мосту лучшую и кратчайшую дорогу. Представлялась единственная опасность провезти наши амуниционные повозки по городу, все дома которого горели. Наши экипажи проехали посреди этого обширнейшего пожара без всяких приключений».

От Малоярославца до Боровска полки генерала Карпова шли буквально по пятам наполеоновского арьергарда Даву. Утром 28 октября в своем рапорте Аким Акимович доложил: «Неприятельский арьергард имел ночлег в деревне в верстах 12-ти от Малоярославца и часа за два до света пошел к Боровску. Я с полками последовал за ним для преследования его».

Около 10 часов утра 28 октября в горящий Боровск, который грабили наполеоновские солдаты, а специальные команды арьергарда маршала Даву продолжали поджигать дома и храмы, ворвались полки генерал-майора Карпова. К сожалению, архивные документы не сохранили подробности этой атаки. Очень коротко в своем рапорте от 28 октября доложил об этом сам Аким Акимович, что он напал на «неприятельский арьергард», который в Боровске занимался поджогами и «вытеснил его из города, отчего он оставил город и принял свое направление по дороге идущей из Боровска на Верею». Выдержка из этого рапорта и вошла во все вышестоящие доклады и сводки.


Рапорт А.А. Карпова от 28 октября 1812 г. с докладом о вытеснении противника из Боровска. РГВИА, фонд 846, опись 16, дело 3509, листы 243-243 об.

Из формуляров Донских казачьих полков можно установить состав отряда генерала Карпова, отличившегося в Боровске 28 октября (16 октября по старому стилю) 1812 года. Это Донские казачьи полки самого Акима Акимовича Карпова 2-го, Ивана Ивановича Данилова 2-го, Ивана Ивановича Кошкина 1-го, Трофима Марковича Чернушкина 2-го, Авраама Ефремовича Галицына, Бориса Алексеевича Грекова 3-го, Степана Евдокимовича Грекова 5-го.

В походах и в отставке

После освобождения Боровска от завоевателей полки Карпова продолжили активные боевые действия: теснили неприятеля, нападали из засад, брали в плен, и гнали, гнали, гнали захватчиков. Именно за это успешное преследование наполеоновской Великой армии и окончательное изгнание французов из пределов России генерал-майор Карпов был награжден крайне редкой для своего генеральского чина наградой – орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 3-й степени.

Боевой путь генерала Карпова был не менее успешным и в заграничных походах русской армии. В его послужном списке значатся Глогау и Дрезден, Бауцен и Кацбах, Лейпциг и Линьи, Сен-Дизье и Бриенн-ле-Шато, Ла-Ротьер и Монмираль, Шато-Тьерри и Краон, Лаон и Фер-Шампенуаз. И, наконец, Карпов побывал под стенами поверженного Парижа.

В 1813 и 1814 годах его ожидало наград не меньше, чем за изгнание французов из России. За Бауценское сражение он получил Золотую саблю с алмазами с надписью «За храбрость». За дело у Кацбаха — орден Святого Владимира 2-й степени. За сражение у Ла-Ротьера удостоился чина генерал-лейтенанта.

После окончания военных действий против Франции генерал-лейтенант А. А. Карпов назначается командиром всей Донской казачьей артиллерии. В этой должности Аким Акимович оставался до 1817 года, когда был избран первым войсковым дворянским депутатом, или, говоря иначе, предводителем дворянства Войска Донского. В столь значимой должности он оставался до 1820 года.

В 1819 году, как опытный генерал, Карпов вошёл в состав Комитета по устройству Донского казачьего войска. В следующем году, попав в немилость к военному министру генерал-адъютанту Чернышёву, фавориту императора Николая I, был отставлен от всех должностей. Со службы же его уволили только в 1836 году, незадолго до смерти.

Аким Акимович был женат. По Книге формулярных списков генералов Войска Донского за 1834 год можно определить его сыновей и их возраст: Аким 40 (генерал-майор), Петр 38 (штаб-офицер), Иван 31, Афанасий 30 и Иосиф 28 лет (все трое обер-офицеры).

Аким Акимович Карпов умер в 1837 и был похоронен в фамильном склепе при церкви Трёх Святителей в Дячкиной слободе Донецкого округа Войска Донского. В настоящее время это слобода в Тарасовском районе Ростовской области.


Казаки-кадеты на месте обнаружения останков героев Отечественной войны 1812 года. Слобода Дячкино, Тарасовский район, Ростовская область. Шахтинский Я.П. Бакланова казачий кадетский корпус, 2015

Впоследствии церковь и склеп были разрушены и только в 2013 году при археологических раскопках, выполненных местными энтузиастами, были обнаружены места захоронений знаменитых казачьих военачальников. Проведенная в 2015 году экспертиза лаборатории Министерства обороны РФ установила имена захороненных генералов: Петра Матвеевича Грекова 8-го, Акима Акимовича Карпова 3-го, действительного статского советника почетного камергера Акима Акимовича Карпова, Григория Андреевича Дячкина и нашего героя генерал-лейтенанта Акима Акимовича Карпова 2-го.